1897 — 1899 гг.

     Еремеев в 1897 г. описал кристаллы арагонита, наросшие на мергеле, содержащем Olcostephanus stubendorfii Schmidt и найденном Толлем в иноцерамовых пластах нижнего неокома в устье р. Анабара во время экспедиции 1893—1894 гг. В 1898 г. он описал редкие псевдоморфозы арагонита по глаубериту из того же месторождения.

     Виташевский, участник Алданской экспедиции Российского золотопромышленного об-ва, описал и дал рисунки изображений людей и животных, нарисованных древним человеком на гнейсовых скалах обоих берегов р. Олекмы у устья р. Крестях.

     Появилась заметка об открытии россыпного золота по р. Делинде, системы р. Алдана и коренного месторождения золота в хребте, отделяющем р. Агду от р. Учугей-Эльги.

     В 1899 г. Бычков в очерках о Якутской обл. сообщил кое-какие географические сведения о низовьях р. Лены (Жиганский улус), указал, что им при самом поверхностном осмотре найдены золото, железо, аспид, точильный камень, белая глина, минеральные краски, янтарь на берегу моря и обильный каменный уголь.

     Васильев сообщил сведения о качестве угля и мощности его пластов в месторождениях окрестности г. Якутска и по берегам р. Лены ниже его.

     Толль в очерке геологии Новосибирских островов привел также геологические данные о долине р. Лены ниже Олекминска, врезанной в кембрийские известняки, отделенные сбросом от свиты угленосных песчаников окрестности Якутска, возраст которых определяется находкой Hinnites lenaensis, как волжский, что опровергает мнение Меглицкого о налегании известняков на песчаники; затем он прослеживает эти песчаники по Лене до Аякита, где они покрывают триас низовий Оленека, упоминает третичные отложения утеса Чиримы выше Жиганска, кратко характеризует рельеф и состав хребтов Чекановского и Прончищева (обозначив этими именами прибрежные кряжи от низовья р. Лены до р. Анабары), первого—из триаса и волжского яруса, отделенных сбросом от платформы, второго и Анабарского плоскогория—из лейаса, Оксфорда, неокома и волжского яруса, судя по найденной им фауне головоногих и пелеципод, список которых по определениям Михальского приведен. Упомянуты выходы траппа и наклон пластов мезозоя на ЮЗ.

     В том же году Толль напечатал описание фаун сибирского кембрия, которому предпослал обзор литературы; в последнем приведена неизданная ранее нигде сводка Чекановским своих наблюдений по Лене выше Якутска, в которой он сопоставляет свои выводы с существовавшими ранее мнениями о возрасте известняков и красноцветной свиты Лены. Он считает, что последняя, судя по окаменелостям Криво-луцкой (средний и верхний силур по Жирару), Н. Тунгуски (частью девонские формы, как Leptaena dutertii) и Падуна на Ангаре (девонские Еиrypterus), обнимает период от среднего силура до девона; что она состоит из двух горизонтов: нижнего, преимущественно глинистого, гипсо- и соленосного, и верхнего песчаникового; что она же видна еще у Сполошинской и Пьянобыковской на известняках, которые сменили ее у Киренска, а обнажение у Точильной связывает ее с гипсо- и соленосной свитой Гусельных гор Олекминска, так что последняя не принадлежит к триасу или new red, как полагали, а составляет продолжение все той же свиты. Но ниже по Лене она теряет свой преобладающий красный цвет и становится более известняковой, слагая выходы, в которых именно будто бы найден пресловутый Catamites, но в которых он нашел у ст. Синской совсем другие и гораздо более древние формы. Известняк, подстилающий эту свиту у Киренска и развитый далее вниз по Лене, Чекановский считает нижнесилурийским, но отделяет от него известняки ниже Олекминска, находя в них продолжение красноцветной свиты; наконец, песчаники с растительными остатками ниже ст. Вестях он считает мезозойскими и подтверждает, что, вопреки данным Меглицкого, таковые лежат не под известняками, а на них. После этого изложения Толль приводит выписку из дневника Чекановского с наблюдениями по Лене от Олекминска до Якутска (с своими примечаниями, в которых указывает также фауну, собранную Чекановским у Чурской и Синской), дает рисунок Ботомайских столбов ниже Синской, живо напомнивших Чекановскому виды берегов Оленека, затем приводит выписки из дневника относительно кембрия по Оленеку и после данных о кембрие Красноярска (рассмотренных нами в своем месте) делает заключение о громадном распространении кембрийского моря по северу Сибири от 560 у Красноярска до 640 на Лене и 70° на Оленеке и от 93 до 128° в. д., ссылаясь на мнение Чекановского об аналогии ленских пластов с таковыми Оленека с одной стороны и иркутскими с другой стороны. Затем следует описание окаменелостей с р. Лены уст. Синской (5 трилобитов, Hyolithes, Obolella, Kutorgina), с p. Оленека (повторение описанных Шмидтоми один новый трилобит) и торгошинских у Красноярска (2 трилобита и археоциаты). В выводах Толль указывает, что вилюйские и оленекские слои относятся к зоне Paradoxides среднего кембрия, тогда как ленские мергеля и известняки Синской соответствуют зоне Olenellus kjerulfi нижнего кембрия; ей же скорее всего соответствует и торгошинский известняк, но в качестве более мелководной фации, не глубже 100 м (хотя он может быть аналогом и зоны Paradoxides среднего кембрия). Нижнекембрийское море Сибири имело свободное сообщение как с Атлантическим, так и с Тихим океанами. Но в своем заключении Толль упустил отметить, что так как известняки и мергеля Лены ниже Олекминска нижнекембрийские, они ни в коем случае не могут быть продолжением нижне- или среднесилурий-ских красноцветных отложений верхней Лены, Н. Тунгуски и Падуна на Ангаре, как думал Чекановский, а, очевидно, представляют совершенно  отдельную  красноцветную  соле- и гипсоносную свиту.

image


Мысли А. В. Луначарского